Понедельник, 10.12.2018, 16:13
Персональный сайт Дарии Джумагельдиновой

 Мое творчество

Меню сайта
Поделись с другом
Форма входа
Категории раздела
Рассказы [15]
Фэнтэзи [1]
Юмористические рассказы [4]
Легенды [0]
Поиск
Друзья сайта
Пионерский клуб
  • Сайт детских домов Казахстана

  • Комсомол Казахстана (история и современность)

  • Академия сказочных наук

  • Телефон доверия - 150

  • Культура Казахстана

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Проза » Рассказы

    КАК ОБМАНУТЬ СТАРОСТЬ
    Оразали знал, что безнадежно болен, слышал, как врач сказал жене: готовьтесь, перенёс три инфаркта, старость, ничего не поделаешь? Это был приговор. А его врач смешил: "Ага,у вас жена молодая, долго жить будете!" Пожилой мужчина отвернулся к стене, он не хотел умирать и не хотел жить, каждый раз испытывая страшную боль и каждый раз думая - пришел конец…
    После смерти первой жены Оразали почувствовал себя сиротой, никто его так не опекал, как она. Он привык, что Куляш заботилась о нем, после ее смерти он долго стоял у платяного шкафа никак не мог подобрать галстук к костюму. Ему пришлось заново учиться жить, заниматься бытом и правильно распределять бюджет семьи. Некоторые говорили ему: «Повезло тебе, при твоей должности женишься на токал, парторганизация не придерется». Горько ему было слышать эти слова. Директор техникума, квартира – полная чаша, дети взрослые… Ему не до смеха было, в его возрасте остаться без половинки, что - лишиться опоры Он стал еще молчаливее, жена всегда делала ему замечание: прекрати хмуриться. Оразали ни с кем не мог посоветоваться, поделиться своими мыслями, не поймут, осудят.
    Прошло много лет, но он никогда не забывал жену. С каждым годом он все больше испытывал к ней благодарность, за то, что она была рядом. И жалел, что не успел жене признаться, как она ему дорога и как он ее любит. Она была его крыльями, крепостью, в которой он чувствовал себя в безопасности, другом никогда не предавшим.
    Мать восхищалась невесткой и относилась к ней, как к дочери, в благодарность за любовь к сыну. Родственникам она признавалась: « Я за него спокойна». С Куляш они прожили около тридцати лет, все житейские вопросы решала жена, воспитывала детей и работала с ним в одном техникуме. Ей было пятьдесят три года, когда после третьего инфаркта она скоропостижно умерла. После смерти жены жизнь для него потеряла смысл. Он сутками пропадал на работе, дочь с домработницей поддерживали уют в квартире. Друзья приглашали его в гости, хотели помочь ему устроить личную жизнь, он просил их не торопиться, подождать. А вскоре понял, ни одна красавица не заменит ему жены. Он с завистью смотрел на своих сотрудников, которые спешили домой, где их ждали жены. Он вспоминал прожитые годы и жалел, что мало уделял внимания семье. Годы без жены пролетели незаметно, в 1986 году после Декабрьских событий всех директоров учебных заведение коренной национальности уволили, младшая дочь вышла замуж, и тут взрослые дети решили, настала пора ему жениться. Обидно, никто из детей не предлагал поселиться в его доме, не было выбора, с годами дети от него отдалились, они крепко стояли на ногах, он им был почти не нужен. Отец нужен маленьким детям, неоперившимся подросткам, или взрослым детям-неудачникам которых до старости опекают родители. Обеспеченным и богатым детям отец не нужен. Внуки жили в другом городе и мало знали дедушку, а когда выросли, он стал им в тягость со своими нравоучениями. Страшно в старости оставаться одному. Теперь он жалел, что когда был моложе, не послушался друзей и не устроил личную жизнь, чем старее, тем труднее жениться. С каждым днем все невыносимее стало одиночество. Он вынужден был искать жену, его познакомили с Алмой. Она была умной, искренней и понимала, что женится он от безысходности. Любви между ними не будет…
    Прошло более двадцати лет, а сердце не приняло другую женщину. Впервые за свои восемьдесят лет он не знал, что делать, как жить?» Он стал больным, немощным, в молодости привык за всех решать, помогать другим, долгие годы у него это получалось. А себе ничем не мог помочь…
    После Декабрьских событий он быстро стал стареть, возможно, из-за того, что его выбросили из техникума, страшно в шестьдесят оставаться невостребованным…
    С каждым днем он чувствовал, как стареет: тело, лицо, душа. Молодая жена уходила на работу, ей надо было зарабатывать пенсию, а он целыми днями лежал в одиночестве, и плакал. Дети с появлением молодой жены все реже звонят. Только себе он мог признаться, как разочарован в своих детях. Они с женой выполнили свой родительский долг: никто из детей не поблагодарил его, никто не торопился возвращать сыновний долг. Директорская семья относилась к местной элите, единственный техникум в небольшом городке - склады магазинов были открыты для его жены, вначале они сыграли старшему сыну свадьбу. Оразали считал, как отец он обязан о них заботиться, и помог им встать на ноги. Они получили хорошие должности, а в девяностые годы при приватизации лакомые куски недвижимости. Один приватизировал фабрику, другой административное здание в центре города. Оразали редко болел, а за ним незаметно кралась старость. Эх, если бы его предупредили, он бы нашел способ с ней бороться, а тут остался один на один с вечным врагом человечества. Дети, оперившись, все реже вспоминали отца, а разбогатев, разговаривали с ним барским тоном и замашки у них появились байские. Отца они презирали за то, что ничего не мог накопить, а то, что свои сбережения он потратил на них, помогал приватизировать объекты - забыли. Оразали даже радовался, что жена умерла, она бы не смогла пережить предательства детей, от всех он скрывал, как разочарован, и унижен… Всю жизнь он презирал слово «пенсионер». Ему казалось, что он никогда не будет пенсионером и презирал пожилых людей, считал - от безделья они болеют. Он выработал свою стратегию борьбы за жизнь и перестал доверять молодой жене. Алму ему было жаль, она чувствовала пренебрежение детей, потихоньку настраивала его против, и была, права, но родительский долг выше, предательства он не хотел соглашаться и прислушиваться к справедливым словам жены. От переживаний ему становилось хуже. Мужчина решил: надо попробовать побороться за жизнь, может что получится? Если честно - умирать ему не хотелось, он всю жизнь чего-то ждал, после смерти жены ждал, что в жизни его что-то изменится, после выхода на пенсию ждал, что его пригласят на работу. Мужчина решил поговорить со своим сердцем, попросить у него прощение, за то, что заставлял сердце страдать. Это он виноват, что оно стало болеть. Сердце у него было отзывчивое, доброе - после женитьбы оно очерствело, жена меняла не только внешний его облик, образ жизни, мысли, мечты. Она полностью завладела им и его сердцем. Оразали не хватало воздуха, он вышел на улицу, постоял, стало чуть легче - буду все делать, чтобы мы могли еще пожить – дал он обещание.
    Однажды когда молодая жена ушла на работу, он подошел к зеркалу и стал себя разглядывать, как никогда где-то он прочитал, что к старости, человек становится похож на бульдога и согласился. Щеки у него обвисли, он стал ниже ростом, меньше в объеме и выглядел подростком. Впервые за много лет болезни он знал, что будет делать. Каждый день вспоминать счастливо прожитые годы. Он где-то прочитал - положительные эмоции лечат. В его жизни было много хорошего. Оразали с нетерпением стал ждать, когда жена уйдет на работу, вспоминал, записывал. Оказалось, у него в жизни было много хорошего. Свадьба, рождение одного, второго, третьего ребенка, защита диссертации, назначения, должности. Жаль, рядом нет человека, с кем можно было поговорить, поделиться. Это была борьба за жизнь или игра со смертью? От старых воспоминаний ему становилось легче, он постепенно стал самостоятельно вставать с постели. Время стало лететь быстрее, он повеселел и не выглядел мрачным. Жена не подавала виду и втайне готовилась к его смерти и удивленно спрашивала его: «Что ты делаешь? Молишься? С каждым днем ты выглядишь лучше и лучше». Он радовался, результат есть. Про себя Алма решила: муж поверил в Бога, оставшись один, наверное, молится, при ней стесняется, как никак- бывший коммунист. И одобряла, молодец - пусть живет долго! Он нужен ей, она привыкла, и даже полюбила его, вдвоем легче пережить испытания, которые им выпали. Оразали с ней не откровенничал, для него она была чужая. Если бы рядом была его первая жена, он бы рассказал ей, как разочарован, дети не оправдали его надежд. О боли, которая преследует его много лет, об одиночестве… Друзья признавалась: со старой женой стареть легче. Только рано ушла его жена, оставив его с тремя детьми в самое неподходящее для него время. Они с полуслова понимали друг друга, изучили привычки и были очень дружны. Недаром казахи говорят: «Ак жаулыгым касымда болсын». Если перевести, чтобы рядом жена была в белом тюрбане. В старину замужние женщины-казашки надевали головные уборы - тюрбаны - жаулык.
    Куляш умерла, после учиненного скандала снохой-татаркой, решив отомстить свекрови за свои унижения, она выдала его тайну. У мужа твоего есть любовница. Это был удар ножом в спину. Одна фраза негодяйки - стоила человеческой жизни. Куляш только успела, спросила: «Ты ее любишь, почему не сказал раньше?» Он испугался, пока искал слова-оправдания, жена умерла на его руках не получив ответа. Куляш ушла - обиженная и униженная. После ее смерти он ходил на могилу, просил прощение, скрыл от детей, что свело мать в могилу раньше времени, сноху пожалел, она валялась в ногах, ради внука просила не говорить мужу. Между ними существовал негласный сговор. Он пожалел сына и внука и себя наверное, чтобы не держать ответ перед детьми. Жаль, как мужчина не доверился сыну, он бы понял отца. Может, избавился от этой стервы. Такое прозвище ей дала жена. Он жалел Куляш, рано ушла в иной мир. Лучше бы он, а не она - мать нужна детям дочери-старшекласснице. После смерти дочь была рядом, училась в институте, выполняла работу матери убиралась, стирала, даже готовила как Куляш . Иногда ему казалось, что жена надолго уехала в гости к родственникам и скоро вернется. Когда Айгуля вышла замуж он впервые зарыдал, дочь уехала в Алматы а он остался один в огромной квартире Снохе -татарке он не смог простить смерть жены. Может поэтому он не любит ее детей, таких же, как она рыжих и наглых. Почему-то приезжая в гости они ведут себя по-хамски. Куляш была против брака сына. Альфия ей не нравилась, та нашла способ женить их сына на себе. Хитрюга забеременела, а потом пришла ее мать Фая такая же рыжая и наглая и потребовала сыграть свадьбу. « Я не дам дочь в обиду!» - С такими словами она разъяренная ворвалась в их квартиру «Опозорю вашу семью, твоего отца снимут с работы и с партии.» - пригрозила нахалка их семье. После свадьбы она не удержалась и похвасталась родственнице: «Это я предложила дочери окрутить сына директора!» Выйдешь за него, как сыр в масле будешь кататься – внушала она дочери. После свадьбы он видеть ее не хотел, а она приходила к ним со своими нравоучениями. Пока жена не сказала ей: «Мой муж работает на ответственной должности, прошу лишний раз его не беспокоить!»
    После свадьбы сноха бойко забежала в их квартиру и заявила, что ей нравится спальня, здесь они будут жить. Свекровь выделила им его кабинет. Она специально купила им диван, чтобы собирать и разбирать его, таким образом, она решила вычеркнуть ее из жизни сына. Однажды Куляш плача рассказала: Альфия развалившись, спит на диване, а сын на полу, как собака. Пришлось кабинет превращать в спальню, тогда нелегко было приобрести квартиру сыну. Жена ушла из жизни оставив властвовать сноху в семье. И вторую сноху она не хотела и эта забеременев, стала полноправным членом их семьи. Он винил во всем сыновей и с досадой признавался жене: «Надо было разрешить им погулять, переспать с бабами, тогда бы они не женились на первой встречной!» А жена оправдывалась: во всем виновна твоя должность. Они не могут себе позволить то, что позволяют сыновья твоих преподавателей. За всю совместную жизнь ни одна их снох не работали, благодаря тому, что мужья подсуетились, приватизировали крупные объекты - жили богато, младшая дипломированная сноха свысока смотрела на старшую необразованную, считая, что жизнь удачно сложилась. А мужа упрекала, что живет плохо могла найти побогаче. Ах, если бы из жизни не ушла Куляш они бы вместе стали искать, где он ошибся? Только ей мог он довериться рассказать, как одинок. После того, как его отправили на пенсию, кончилась жизнь. Сразу замолкли телефоны, он стал невостребованным, работа заменяла ему семью, в техникуме он находился до вечера - дома никто его не ждал. Он был верен работе, отправлялся пешком, чтобы не торопясь обойти свои владения. Сотрудники с досадой говорили: что не сидится ему дома, с утра на работе. Он помнит, как его провожали на пенсию, было сказано много пустых, ненужных слов, он был уверен, что его оставят. Новый директор говорил, что завидует ему, наконец, он отдохнет. Оразали мягко поправил его, отдыхать ему не хочется, жена умерла, что будет делать он один в квартире. Но Арман Сагинович не торопился предоставлять ему работу. Оразали решил пора на отдых, а потом тишина стала мешать ему, он стал задыхаться в квартире. С годами он понял, что никому не нужен. Всем его родственникам и знакомым нужна была его должность. В девяностые годы старший сын упрекнул его: что остался он ни с чем. Времена изменились люди стали другими. А может всегда были такими? Просто для некоторых пришло их время. Может, рассказал бы он Куляш, что впервые встретил необыкновенную женщину, полюбил ее, только не мог осмелиться, не хотел разводиться. После смерти жены он не позволил себе жениться на ней. Она оказалась непорядочной женщиной всем знакомым рассказывала о связи и ее разговоры дошли до снохи. Жена верила ему, она работала с ним в одном учреждении и была в курсе всех дел - так надо для тебя! И прерывала все его разговоры о смене работы. Потом как-то она призналась, что наладила агентурную сеть, знала все новости и настроение преподавателей. Он старался меньше ее слушать, она была властной и жесткой. Во время приемных компаний, он приходил уставшим, тогда заранее готовились к любым мероприятиям и непрекращающиеся собрания изматывали его. Особенно горком, вот де была вся власть, перед ними он стоял по стойке смирно и чувствовал себя мошкой, которую в любой момент могу прихлопнуть. Любил ли он Куляш? Любил, как мать детей, друга, а та осталась в его памяти как страсть, запомнилось ее тело - внешность забылась. Оразали улыбнулся, у него немного было женщин, но каких!
    Куляш следила за его гардеробом, утром сама подавала накрахмаленные рубашки и каждый день меняла галстуки, он послушно подставлял шею и укомплектованный уезжал на работу. Она успевала объездить все базы и склады, выбирала самое лучшее и вечером хвалилась обновами. В квартире стояла роскошная мебель из натурального дерева, вся в зеркалах. Столовые и чайные сервизы «Мадонны» разных цветов были ее страстью. Куляш обожала красивую посуду, красивые вещи, глаза ее блестели после очередной приобретенной покупки. По глазам он определял, не уснет и не успокоится пока не купить понравившуюся вещь. Жена – директора единственного техникума в городе была привилегированной особой. Воспоминания о жене вызывают в нем теплые чувства, потеряв ее, он плакал, и одиночества такого не ощущал - была работа, дети. Врачи Куляш в юности поставили неутешительный диагноз, они уверяли его, что его жена больна, и достойна, быть вписанной в книгу Гинесса, с таким диагнозом до пятидесяти лет не доживают. А она прожила 53 лет, вы – замечательный муж, создали хорошие условия, поэтому она прожила, может на десять лет дольше – успокаивали его врачи. По- хорошему, он не виноват, его сестра на похоронах с завистью говорила: «Как сыр в масле каталась, и умирать не обидно!» А тетя позлорадствовала: «Таким как раз умирать не хочется!» Покойнику завидуют – промелькнула мысль. Жена не любила его родственников старалась от них держаться подальше. «Опять пришли, сколько у них детей!» - восклицала она. Он пробовал ее успокоить, а она шепотом его просила: «Прекрати помогать. Они неблагодарные!» Почему так она говорила он и не понял. Всех родственников племянников и родню, он устраивал учиться. К стыду учились они плохо, приходилось ругать, никто, закончив учебу, так и не сказал: спасибо. Права была Куляш, не стоило им помогать. Все оказались неблагодарными, через мать он передавал родственникам свои претензии, но никто его не слушал. Многочисленная родня перестала общаться, как только он лишился должности. Иногда забегали, если кто-то из их чад не мог сдать экзамен, он сухо встречал и просил его не беспокоить, не может он теперь влиять на преподавателей. Тогда мамашки обвиняли его: из-за тебя детям ставят плохие отметки, мстят. А он в душе возмущался, некоторые преподаватели забыли о существовании директора Оразалы Ахметовича и навряд ли мстили. Врач разрешил ему каждый день совершать небольшие прогулки, он уставал, потом прогулки стали длительными, воспоминания менее приятными. Интересно, вопрошал - Оразалы есть ли абсолютная формула счастья? И в чем она заключается? Мои сыновья счастливее меня, один живет в трехэтажном, а другой в двухэтажном особняке в центре Алматы оба - хорошие бизнесмены. Не все у них гладко, случаются неприятности, у них ужасные жены - жирные, высокомерные, ленивые. Они этого не замечают. Живут как при капитализме: гувернанки, садовник, домработница, кухарка. Вот и вернулись к тому, от чего сбежали почти сто лет назад.
    Почему я стал изгоем? Когда? Все разом от меня отвернулись. Кто виноват? Я сам? Он решил ответить для себя на эти вопросы, оставшись без работы и друзей. Были ли у него друзья? вроде были. А где они сейчас? Исчезли, а можно сказать, разбежались, как тараканы. Первые полгода ради приличия приглашали в гости. Как-то он их пригласил, трое не пришли якобы забыли. Он никогда не надеялся на друзей и на родственников, только на себя. Из болезненной ситуации будет выбираться сам - без помощи таблеток и врачей. Он - одинокий старик. Оразали подошел к зеркалу без майки оттуда, на него смотрел бледный изможденный пожилой человек, с мешками под глазами, распухшим от болезни лицом. С годами он стал худеть, плечи потеряли форму, обрюзгший живот не украшал его не атлетический трос. - А если это все облачить в хороший костюм получится ничего мужчина - подмигнув своему отражению, сделал он вывод. Впервые он смотрел на себя, до этого он боялся своего отражения: ко всему привыкает человек и к измене внешности – подумал он. Как бы я хотел вернуться в прошлое, только это несбыточные мечты меня не красят. Принимай себя, какой есть! И живи, сколько можешь! Вот сегодня я впервые поступил по-мужски, не стал жалеть себя, а принял вызов судьбы. Что меня ждет, сколько мне осталось жить не главное? Главное умереть с достоинством, не гнить и не ждать смерть, как избавление. Хватит лежать развалиной! Хочу умереть достойно. Он вспомнил, как в детстве верил, что есть загробный мир. Бедная Куляш, что от нее осталось. Меня похоронят рядом с ней, он построил мазар – склеп, молодая жена несколько раз спрашивала: где тебя похоронить? С Куляш или отдельно? А может построить мазар на нас двоих? Он делал вид, что не понимает, хотел воссоединиться с первой женой, а Алму будет неприлично хоронить с ними в одном мазаре. А потом жалел ее и думал, какая разница? Ты молодая – говорил он жене тебе рано умирать.
    Оразали как книгу перелистывал свою жизнь и пришел к выводу. Жизнь человека – книга с каждым годом количество прочитанных страниц увеличивается. И ему, как читателю хотелось бы перечитать некоторые интересные главы. Значит, неплохим был я человеком, если есть что читать. Думал ли когда Оразали о старости? Каждый раз он спраштвает себя, честно говоря - никогда. Он не обращал внимания на стареющих людей, только когда старость пришла к нему, он оказался неподготовленным к встрече. Кажется, недавно он содрогнулся, зеркало безжалостно показало его сущность. А теперь привык. Молодая жена равнодушно наблюдала, как он стареет. А может, не замечала она вышла за него немолодого.
    С чего начались его беды? С декабря 1986 года, когда молодежь вышла на площадь выступила против диктата Москвы. В душе он им сочувствовал, но ничего не мог и не хотел делать, ему оставалось совсем немного до пенсии. Он думал только о себе. Как выкрутиться в непростое время. Не потерять должность. Мучает ли его совесть? Иногда. Особенно его поразили слова сыновей: если бы не твоя должность, мы тоже вышли бы на площадь… Если бы не твоя должность - говорила жена, и теперь повторяли дети. Как ему хотелось сказать: если бы не моя должность. Вы бы не катались, как сыр в масле. Если бы не моя должность, никто не подал бы вам руки. Он молчал и думал, что был ли хорошим отцом, мужем, дети никогда не узнают его тайну. Он потерял с детьми какую-то родственную нить, может тогда, когда умерла Куляш и дети один за другим вылетели из семейного гнезда. Алму ему порекомендовали его друзья. Старая дева, никогда не была замужем, он удивился, когда она согласилась стать его женой. Чужой мужчина из другого города. Она рисковала, когда шла за него замуж. Потом созналась - устала от одиночества. Оразали чувствовал, как молодая жена страдает. Раньше он не обращал внимания на старых дев, по работе приходилось сталкиваться - обозленные, глупые они не умели лавировать, делал все грубо, как будто обухом били. Полюбил ли, он, ее за эти годы? Прошло двадцать лет, раньше она его раздражала, а потом он стал заставлять себя принимать ее такую, какая она есть. И жизнь стала налаживаться. С первой женой он прожил, когда был на пике славы. Они приехали из Алматы в этот провинциальный город, он стал директором единственного учебного заведения. Тогда были другие времена, они были знаменитостью в этом городе, их приглашали в гости, на юбилеи и свадьбы. Они сидели на почетном месте. Все было у них - хорошая квартира, мебель, хорошая одежда. Куляш была интересной женщиной не красавицей. Он любил жену, врачи предупреждали у нее больное сердце уезжайте, они уехали из алматы, и сердце у нее стало меньше болеть. Она родила ему трех детей двух мальчиков и девочку . Позже он вынужден был поменять местожительство, уехал из провинциального города и сыновья сложились, купили ему приличную квартиру в другом городе, сыновний долг они выполнили. Их жизнь складывалась удачнее, оба закончили московские вузы, смогли устроиться в южной столице и разбогатели. Редкие приезды заканчивались ссорами они ненавидели его новую жену. Упрекали его. Как он женился на ней? А ему хотелось спросить: а был ли у него выбор?
    В его возрасте на ком женишься? Он ненавидел слово пенсионер - это приговор. Оразали успокаивает себя, я прожил неплохую жизнь, много повидал, с делегациями посещал Европу, встречался с пенсионерами, у них после пенсии жизнь только начинается, а у нас заканчивается. Везде пенсионерам полагается приличная пенсия, медицинская страховка. Оразали ушел с минимальной пенсией. Он отдавал жене деньги, она бурчала: мало, в душе он наделся, что в этом большом городе коллеги-директора пригласят его на работу, а они разом забыли о нем. Никто не приглашал в гости даже родственники, живущие в одном городе, перестали с ним общаться. Он раньше не верил, что имеет значение не человек, а должность, которую он занимает. Оразали решил от безделья написать книгу, написал за три года. Это были хорошие годы он был занят, книгу приняли плохо, оказывается в нынешнее время книги пишут по -другому. Надо было начинать с благодарности. Мужчина понимал, книга не принесет ему известности, он был хорошим специалистом, своим трудом хотел принести пользу Казахстану. У нас чиновники не читают книг, у них нет времени и желания, вырученные деньги он положил в банк. Молодая жена хотела, чтобы на эти деньги они съездили куда-нибудь, про себя он знал, что эти деньги сослужат ей хорошую услугу. Оразали не хотел умирать, он хотел жить, только не чувствовать себя раздавленным червем, и уйти с достоинством. В отличие от своих братьев всю жизнь пьющих и меняющих работу, как перчатки он оказался не у дел, никому стал не нужен. Мужчина не любит рассматривать фотографии, их у него много он бы их уничтожил. Он ненавидит свое тело, свою походку свое лицо. Какой дурак сказал, что старость прекрасна. Она никого не украшала ни мужчин, ни женщин. Оразали почему-то вспомнился рассказ Гайдара «Горячий камень». Неужели в ХХ1 веке не придумано лекарство от старости? А хотел бы он начать жизнь сначала? Сколько лет ему нужно? Пятьдесят? Пятьдесят лет старшему сну. Сорок пять младшему. Я не имею права на их возраст. Если бы дети слушались меня, я предостерег бы их, рассказал, как тяжело быть старым, только они не слушают меня. Они и слушать меня не станут них уже свои внуки. Даже погода влияет на мою жизнь. Каждый выпущенный спутник, вызывает боль в сердце, поднимает давление, приходится вызывать врача. Он представил, как умрет и никогда не увидит голубого неба, города, солнца, людей. Вроде ничего ценного не осталось в этой жизни. Он вспомнил Алму - вот ради кого надо жить! Молодая жена пошла на курсы массажа, чтобы делать ему массаж, она была немного странной, но выполняла добросовестно обязанности жены, научилась хорошо готовить, следила за его внешним видом. Он был нужен ей, она была простушкой и рассказывала, как боялась его храпа, долго училась гладить рубашки, у нее не было вкуса. Этому она не научилась, а он требовал, а потом махнул рукой. С каждым годом он чувствовал себя лучше, прогулки на свежем воздухе улучшили цвет лица, походка стала легче. Алма радовалась, скоро она выйдет на пенсию и они вдвоем будут ходить в гости, на прогулки. Оразали вернулся домой из магазина, купил кефир и хлеб. Утомился, прилег. Он увидел голубое небо, белые, кружевные облака, изумрудную зелень, было красиво и радостно. Он увидел себя молодого и красивого, а рядом на даче, стояла Куляш - молодая и красивая. Оразали пошел быстрой походкой, он хотел попросить у нее прощение, признаться в любви, и боялся, что она уйдет, Куляш смотрела на него и улыбалась. Впервые за двадцать пять лет после ее смерти он был счастлив, его лицо озарила улыбка, морщины исчезли, он с улыбкой лежал в постели, тело было холодным.

    Категория: Рассказы | Добавил: Долли (27.11.2011) | Автор: Джумагельдинова Дария E
    Просмотров: 170 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]